Главная
Спонсоры
Статистика
Пользователи : 20115
Статьи : 127
Просмотры материалов : 1096671
Рейтинг пользователей: / 10
ХудшийЛучший 
AddThis Social Bookmark Button

Н. В. Гоголь всегда считал литературу социаль­но-преобразующей, просветительской силой. Имен­но поэтому в поэме «Мертвые души» он стремится продолжить пушкинские традиции сатирического обличения в романе «Евгений Онегин». Особое ме­сто в произведении занимает обличение пороков чиновничества. Можно отметить, что Гоголь дости­гает новых вершин в развитии этой темы. Если срав­нить чиновничество в «Ревизоре» и «Мертвых ду­шах», то становится ясным, что автор создал уже не только отдельные образы-символы, но великолепный собирательный образ бюрократии губернского горо­да NN. Комизм, юмор «Ревизора» перерастает в иро­нию и сарказм в поэме. Изображению мира чинов­ников посвящена частично первая глава, в которой Чичиков, приехав в город, начинает налаживать нуж­ные связи. Павел Иванович «отправился делать ви­зиты всем городским сановникам». Автор дает крат­кое, но емкое и яркое описание каждого из этих «от­цов города», например губернатор «имел на шее Анну,... впрочем, был большой добряк и даже сам вышивал иногда по тюлю». Гораздо более подробно чиновники описаны в главах 7-10. В этом мире бю­рократии царят две силы: взяточничество и казнок­радство. Главный герой поэмы возвращается в го­род и решает оформить в палате совершение куп­чей. Это позволяет Гоголю дать широкую картину нравов чиновников. При этом он пользуется излюб­ленными приемами иронии, гиперболы и алогизма. В «присутственных местах», куда вошли Чичиков и Манилов, «шум от перьев был большой и походил  на то, как будто бы несколько телег с хворостом про­езжали лес, заваленный на четверть аршина иссох­шими листьями». Попытавшись выяснить, где мож­но совершить купчую, Павел Иванович сразу же стал­кивается с типичной для такого рода мест волоки­той. Найдя, в конце концов, крепостную экспедицию, Чичиков знакомится с чиновником, если так можно выразиться, средней руки. Автор так описывает Ива­на Антоновича Кувшинное Рыло: «...это был уже че­ловек благоразумных лет, не то что молодой болтун и вертопляс». Как мне кажется, интересно сопоста­вить, как чиновники дают взятку в комедии «Реви­зор» лицу вышестоящему и как Чичиков дает взятку чиновнику, хотя и ниже его по чину и положению, но от которого в определенной степени зависит реше­ние дела. Хлестаков берет деньги легко, говоря, что берет их Бзаймы, постепенно увеличивая называе­мые суммы, Иван Антонович, прозрачно намекнув, что хотя проситель и знаком с председателем пала­ты Иваном Григорьевичем, но тот «не один; бывают и другие». Получив от Чичикова так называемого «барашка в бумажке», делает вид, что бумажку «не заметил и накрыл тотчас ее книгою». Всё происхо­дит весьма обыденно, привычно, по неким уже сложившимся правилам. Сарказм автора, по нашему мнению, проявляется и в том, что председатель па­латы прекрасно обо всём осведомлен. Отдав прика­зания и уладив дела Чичикова, он даже с гордостью говорит: «Все будет сделано, а чиновным вы никому не давайте ничего, об этом я вас прошу. Мои прияте­ли не должны платить».

Столь же колоритен и .«чудотворец»-полицмейстер. Его описание - одно из самых ярких в поэме. При этом можно отметить, что этот образ напомина­ет одновременно и городничего, и полицмейстера из «Ревизора». Н. В. Гоголь пишет, что «полицмейстер был некоторым образом отец и благотворитель е го­роде. Он был среди граждан совершенно как в родной семье, а в лавки и в гостиный двор наведывался как в собственную кладовую». Всего в нескольких фразах автору удалось мастерски воспроизвести всю картину жизни в этом губернском городе. Кажется что можно поверить Собакевичу, который характеризует чиновников так: «Это все мошенники: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет». В целом же эта социальная группа предстает, несмотря на от­дельные яркие персонажи, как некий безликий мо­нолит, весьма успешно расправляющийся с чужими.

Гоголь выделяет у каждого из чиновников не­кую черту, позволяющую запомнить этот образ (на­пример, прокурор, который подмигивает глазом, о котором больше, кажется, и сказать-то нечего). Все персонажи представляют собой, можно сказать, ча­сти единой бюрократической машины. Они превра­щают службу а средство получения незаконных до­ходов, а часто и в досуг, ведут жизнь праздную, практически лишенную каких-либо духовных запросов длинные вечера заполняются преимуществен­но карточной игрой. Опять-таки вспоминается город­ничий Сквозник-Дмухановский, который говорил, что в карты он не играет, так как для него важнее дела государственные. Все притязания чиновников на просвещенность Н. В. Гоголь развенчивает всего од­ной фразой: «Прочие тоже были, более или менее, люди просвещенные: кто читал Карамзина, кто «Мос­ковские ведомости», кто даже и совсем ничего не чи­тал». Хотя миру бюрократии и уделяется места мень­ше, чем изображению помещиков, но автор создал картину яркую и многогранную.

Вероятно, отнюдь не случайно одним из после­дних эпизодов в поэме «Мертвые души» является сцена похорон прокурора, который «пришел домой, стал думать, думать... и ни с того, ни с другого умер». Какого поистине убийственного сарказма полны стро­ки автора о том, что «тогда только с соболезновани­ем узнали, что у покойника была, точно, душа, хотя он по скромности своей никогда ее не показывал».

Н. В. Гоголь в обличении пороков чиновничества достиг высот типизации, которых никто из его предшественников не достигал. Продолжателем гоголев­ской традиции в раскрытии этой темы стал в дальнейшем М. Е. Салтыков-Щедрин.