Главная
Спонсоры
Статистика
Пользователи : 20115
Статьи : 127
Просмотры материалов : 1096696
Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 
AddThis Social Bookmark Button

А. Н. Островский назвал свою пьесу «Гроза». Сегодня слово «гроза» мы понимаем в первую очередь как «атмосферное явление - бурное ненастье с громом и молнией». Слово «гроза» используется и тогда, когда речь идет «о чем-нибудь, наводящем ужас, внушающем сильный страх». В XX веке В. И. Даль выпустил «Толковый словарь живого велико­русского языка», через четыре года после создания «Грозы». В словаре было дано такое значение сло­ва «гроза» - «угроза, острастка», далее - «опасность или беда, бедствие»; «строгость, строгий надзор, страх в значении кары, наказания»; «строгий, сердитый человек, каратель»; «гром и молния, туча с грозой, с громом, молнией и дождем или градом».

Как видим, во времена Даля и Островского слово «гроза» понималось значительно шире. Нетрудно убедиться, что слова с корнем - проз встречаются в речи персонажей с различными оттенками значений. Впервые оно звучит в пьесе в речи Кабановой: «Так, по-твоему, нужно все лаской с женой? Уже и не прикрик­нуть на нее и не пригрозить?» - обращается она к сыну.

Здесь корень -гроз- выступает в значении «стро­гость, строгий надзор, страх». В этой реплике отра­жен взгляд Кабановой на внутрисемейные отношения.

Все в том же значении «кары, наказания» зву­чит корень -гроз- в устах Варвары, успокаивающей перепуганную появлением безумной барыни Катери­ну: «Вздор все... Чего сама-то боится, тем и других пугает. Даже все мальчишки в городе от нее прячут­ся, грозит на них палкой да кричит: «Все гореть в огне будете!»

Слово «грозит» выступает предвестником на­стоящей атмосферной грозы. И хотя Варвара гово­рит о действительно надвигающейся грозе, ее реп­лики приобретают неожиданный оттенок - угрозы, на­казания: «Что это братец нейдет, вон, никак гроза за­ходит». Варвара как будто бы намекает на последу­ющие события.

Это чувствуется и в другом ее высказывании: «Да что ты уж очень боишься: еще далеко гроза-то». Наконец, тема страха, наказания явственно слышит­ся в словах: «Я и не знала, что ты так грозы боишь­ся. Я вот не боюсь». Действие завершается ударом грома.

В первом действии значение слова «гроза» - «кара, наказание» используется автором для выра­жения взглядов представителей «темного царства» на супружеские отношения. В четвертом действии это же значение слова проявляется на совершенно ином социальном уровне. Перед нами люди, не связан­ные родственными отношениями: Дикой и Кулигин.

Дикой. Да гроза-то что такое, по-твоему, а? Ну, говори.

Кулигин. Электричество.

Дикой (топнув ногой). Какое еще там елестричество! Ну, как же ты не разбойник! Гроза-то нам в наказание посылается, чтобы мы чувствовали, а ты хочешь шестами до рожнами какими-то, прости Гос­поди, обороняться. Что ты, татарин, что ли? Татарин ты? А, говори!

Дикой прекрасно понимает, что не переубедит Кулигина, но при их разговоре присутствуют свиде­тели из горожан, к ним-то и обращена эта вспышка гнева. С Кулигйным бесполезно спорить. Он скажет: «Нечего делать, надо покориться!», но добавит: «А вот когда будет у меня миллион, тогда я поговорю». Те же, что слышали кулигинскую «ересь», должны остаться в повиновении, в страхе перед грозой, пе­ред карой за проступки. Поэтому Дикой нарочно ис­кажает слово «электричество», называет Кулигина разбойником, энергично привлекает внимание слу­шателей: «Эй, почтенные, послушайте-ка, что он го­ворит!», - но не для того, чтобы те прислушались к мнению Кулигина, а чтобы слушали его, Савела Прокофьевича, приговор Кулигину за «свободомыслие».

Во втором действии мы находим еще слово с кор­нем -гроз-. «Вот она теперь ему и надает приказов, -говорит Варвара о матери,- один другого грозней». Здесь слово «грозней» означает «угрозу, острастку».

Уровень семейных отношений дома Кабановых еще ярче подчеркивается репликой Тихона, которую он произносит после беседы с маменькой: «Да как знаю я теперича, что недели две никакой прозы надо мной не будет... так до жены ли мне?» Слово «гроза» в этом случае может быть отнесено, конечно, к Кабановой.

Для Катерины, как и для Тихона, Кабанова -гроза дома. Интересно, что Островский не вклады­вая в уста героини такого определения свекрови, ее словами рисует атмосферу, складывающуюся в се­мье: «Сделается мне так душно дома, что бежала бы»; «Ну, теперь тишина у нас в доме аоцарится». Тишина и духота наблюдаются перед грозой в при­роде. Это искусно использует Островский для харак­теристики персонажей. Называя Кабанову «грозой» лишь один раз в реплике Тихона, драматург разны­ми способами подтверждает, что слово произнесено не случайно.

Еще большее значение приобретает слово «гро­за» при характеристике Дикого. Ведь если Кабано­ва - гроза семьи, то грозой всего Калинова является Дикой. «А беда, как его поутру кто-нибудь рассер­дит! Целый день ко всем придирается!»- говорит о Диком Кудряш.

Слово «гроза» заменяется синонимом «беда». Кроме того, и Кабанова, и Кудряш, и Шапкин настой­чиво называют Дикого воином. Ясно, что слово это употребляется иронически; это прозвище, оценива­ющее определенные качества персонажа: его стрем­ление во всем одерживать верх, подчинять, коман­довать. В этом случае слово «воин» сближается со словом «гроза» в значении «строгий, сердитый че­ловек, каратель».

Наконец, у героев пьесы Дикой вызывает ассо­циации с природной фозой- атмосферным явлени­ем. Как боится человек удара молнии во время гро­зы, так и Шапкин пугается приближающегося Дикого, поспешно предлагая Кудряшу: «Отойдем к сторон­ке: еще привяжется, пожалуй». Борис вспоминает о том, как на Волге, на перевозе, Дикого обругал гу­сар: «После этого две недели все прятались по чер­дакам да по чуланам».

Первое появление Дикого на сцене создает ат­мосферу тревоги, напряжения аналогично тому, что переживают люди перед грозой. Его приближение замечают еще издали. Первая же его реплика напоминает раскат грома: «Баклуши ты, что ль, бить сюда приехал? Дармоед! Пропади ты пропадом!»

Итак, в пьесе Островского - три реальные гро­зы: Кабанова - для своей семьи, Дикой - для всего Калинова и, наконец, гроза в природе, которая по-разному воспринимается действующими лицами: для одних (Дикой, Кабанова) - это небесная кара, нака­зание; для других (Кулигин) - благодать, радость. Именно через отношение Кулигина к грозе проявля­ется в пьесе и авторская точка зрения. «Ну чего вы боитесь, скажите на милость! Каждая травка теперь, каждый цветок радуется, а мы прячемся, боимся, точно напасти какой! Гроза убьет! Не гроза это, а бла­годать!» - обращается Кулигин к калиновцам.

Если еще более расширить символическое на­звание пьесы, то можно отнести слово «гроза» и к гибели Катерины. Ее самоубийство прозвучало «как вызов кабановским понятиям о «нравственности», потрясло жителей города, поэтому это тоже можно назвать грозой - потрясением.

Сила таланта Островского позволила расши­рить понятие слова «гроза» и тем самым углубить идейно-художественный смысл пьесы.

Образная многозначность слова «гроза» помог­ла предельно лаконично и точно выразить понятое Островским конфликтное состояние русского обще­ства начала 60-х годов XX века, позволила раскрыть сложную, противоречивую и напряженную борьбу разных мировоззрений, завуалировав под маской ат­мосферного явления остро-социальную направлен­ность пьесы.