Главная
Спонсоры
Статистика
Пользователи : 20115
Статьи : 127
Просмотры материалов : 1096668
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
AddThis Social Bookmark Button

Ученик и преемник Пушкина, Гоголь вошел в русскую литературу как один из великих и самобытных писателей, сыгравших огромную роль в развитии отечественной литературы и культуры. Гоголя называли «отцом русской реалистической прозы». Углубив критический реализм Пушкина, Гоголь создал  такие произведения, которые выросли в грозный обвинительный акт, направленный против устоев феодально-крепостнического общества. Силу творчеству  писателя придали его великий патриотизм, духовная  связь с народом. Любовь к России руководила Гоголем и тогда, когда он прославлял народные подвиги,  и тогда, когда подвергал осмеянию тех, кто держал  народ в порабощенном состоянии.

Гоголь создавал свои произведения в эпоху  царствования Николая. Одной из особенностей этого реакционного режима было увеличение чиновничьего аппарата в стране. Будучи очень наблюдательным человеком, Гоголь еще в раннем творчестве сатирически изобразил чиновничество России. Но особенно ярко эта сатира проявилась в комедии «Ревизор» и поэме «Мертвые души».

Действие в «Ревизоре» относится к началу 30-х годов XIX века. Злоупотребление властью, взяточничество, пренебрежительное отношение к народу были характерными чертами российских чиновников. Именно таким Гоголь и показывает в своей комедии правителей уездного города. Это бедные духовно и весьма недалекие люди. Самый образованный из них человек Ляпкин-Тяпкин, судья. Он прочитал пять или шесть книг и слывет в городе «вольнодумцем». Судья менее скован привычными в том кругу воззрениями, он «охотник большой на догадки». Его называют в городе «Цицероном», но образование его
крайне ограниченное. Судья не знает значения слова «моветон», хотя французский язык был в ту пору
очень моден. Ляпкин-Тяпкин совершенно не ведет судейские дела, только занимается охотой на зайцев и поэтому взятки берет борзыми щенками.       

Судья делит «грешки» на большие и маленькие, стремясь этим рассуждением оправдать себя.   Должность судьи выборная, и Ляпкин-Тяпкин свободно держится с городничим, поскольку «избран судь­ей по воле дворянства». В судебном присутствии бегают гуси, висит охотничья одежда, кругом грязь, порядка не наблюдается.

Своеобразной «образованностью» отличается и почтмейстер, «простодушный до наивности чело­век». Шпекин читает чужие письма, так расширяя свой кругозор. Речь его бедна и невыразительна, он высказывается только словами из писем.

Речь чиновников дает им первоначальную характеристику. Городничий, взяточник и казнокрад,  меняет свою речь в зависимости от того, с кем он  говорит. Он сама почтительность с Хлестаковым,  судьей, ласково, ненавязчиво намекает чиновникам  на слабые места в их «работе», а с простыми людьми очень груб. И остальные чиновники не исключение. Все они формально относятся к делам. У попечителя богоугодных заведений Земляники, например, больные «мрут, как мухи», но это не волнует его. Чиновники имеют и черты различия, едко высмеянные Гоголем. Так, судья инициативен, к его мнению прислушиваются, он авторитетен. Его характеризует высокомерие и болезненное самолюбие. Полная ему противоположность - Шпекин. Он легко поддается чужому влиянию. Когда ему предлагают  вскрывать письма, он живо соглашается, как бы подбодренный этой санкцией: «С большим удовольствием». Почтмейстер наивен, простодушен и легкомыс­лен. Смотритель училищ Хлопов - воплощение тру­сости. Панический страх его заметен уже в первой реплике: «Господи Боже, еще и с секретным предпи­санием». Еще больший страх у Луки Лукича вызыва­ет возможность приезда ревизора в училища. Он про­клинает свою должность, тушуется перед более силь­ными чиновниками. Хлопов попадает в смешное по­ложение, струсив перед ревизором: «Продал, про­клятый язык, продал!»

Совсем иной Земляника. Это подхалим, двулич­ный человек и доносчик. Ему принадлежит большая часть реплик «в сторону», которые произносят все чиновники в комедии. Однако он одним из первых появляется с поздравлениями в доме городничего. Подлость пронизывает отношения родни и прияте­лей. Земляника последним приходит к Хлестакову и доносит на других чиновников. Он не теряется в при­сутствии ревизора. Земляника угодлив и вместе с тем подл. Он разоблачает приятелей с целью личной вы­годы, однако прикрывает кляузничество патриотичес­кими соображениями. Все чиновники нарисованы Гоголем как живые, каждый из них своеобразен, но в то же время они создают облик чиновничества, ко­торое автор будет бичевать уничтожающим смехом и в поэме «Мертвые души».

В поэме Гоголь, кроме поместных дворян, изоб­ражает и губернских чиновников. Это царство «мер­твых душ», праздности и внутреннего убожества. Губернские чиновники, по существу, ничем не отли­чаются от уездных, ранее нарисованных в «Ревизо­ре». Процветает взяточничество и произвол. Полиц­мейстер, подобно уездному городничему, «в лавки и в гостиный двор наведывался, как в собственную кладовую». Склонность вольнодумца Ляпкина-Тяпкина к чтению масонских книг разделял почтмейстер города, который «вдался более в философию и чи­тал весьма прилежно, даже по ночам», книги мисти­ков. Робость Хлопова унаследовал прокурор, «с ис­пугу умерший» от тех слухов, которые идут в городе в связи с покупкой Чичиковым мертвых душ. Полное пренебрежение к делам демонстрируют все чинов­ники, начиная с губернатора, который вышивает по тюлю и вяжет кошельки.

Прокурор- «око закона», бездельник, пьяница и картежник, передоверивший все дела стряпчему Золотухе, «первейшему хапуге в мире». Разоблача­ется чиновничий мир главным образом в массовых сценах. Образы чиновников резко индивидуальны, но индивидуальные различия только яснее подчер­кивают общее. Все чиновники оказываются людьми без малейшего понятия о долге, чести и законе. В устах воров и взяточников слово «законность» зву­чит как издевка. Комическое описание перерастает в сатиру.

В своих произведениях Гоголь мастерски изоб­разил всю нелепость и паразитизм мира чиновников. Автор обнаруживает сначала смешное, потом зас­тавляет задуматься над ним, чтобы читающий книгу человек не просто постиг горечь увиденного им, но и нашел бы в себе силы преодолеть эту бесчувствен­ность жизни, все то, что мешает движению к светло­му и разумному существованию.